Консультации детей и подростков

Онлайн и офлайн консультации психологов
Зачем обращаться к детскому психологу?
Семья – это волшебное место. Хорошая семья сама по себе является психотерапевтом, она способна помочь справиться каждому своему члену с большинством жизненных трудностей. Если у ребенка или подростка есть проблема, это значит, что либо семья не полностью выполняет одну из своих функций, либо ребенок по каким то причинам не может принять помощь семьи, либо и то и другое вместе.
Психолог выясняет причину возникновения проблемы. Это может быть рождение младшего брата или сестры, чрезмерные страхи родителей за здоровье и успеваемость детей, отсутствие личного пространства у ребенка, особенности темперамента самого ребенка. Параллельно с этим психолог помогает ребенку выразить накопившиеся у него чувства.
Дети часто не могут рассказать словами о том, что с ними происходит. На помощь приходят различные проективные методики, такие как арт-терапия, песочница с игровыми фигурками. Дальше специалист помогает членам семьи лучше понять друг друга, создает условия, в которых возможно доверительное общение, а также дает родителям рекомендации относительно сложившейся ситуации.
Проблемы в детском саду и школе, низкая успеваемость
Ревность к братьям /сестрам
Гиперактивность, невнимательность
Задержка речевого и психического развития
Уходы из дома
Агрессивность и конфликты, истерики, необходимость профилактики употребления ПАВ
Страхи и фобии, асоциальное поведение, отсутствие мотивации, апатия, депрессия
Неадекватное поведение, аутоагрессия и самоповреждающее поведение, зависимость от интернета, гаджетов, игр
Результат
Решение проблем
Полностью или частично решится проблема, послужившая причиной для обращения, или появится понимание, как ее решать
Взаимопонимание
Отношения в семье станут более близкими и доверительными
Осознание
Возникнет понимание того, к чему лежит душа вашего ребенка, откроются новые ресурсы для его развития
Как мы работаем?

У каждого специалиста свой подход. Но принцип одинаков. Обычно первая встреча происходит с родителями или с одном из родителей, и занимает 50 минут, или же организуется семейная встреча (1 час 30 минут), на которой часть времени уделяется общению с родителями и ребенком, и часть времени общению только с ребенком. В дальнейшем, в зависимости от возраста ребенка, обычно выбирается следующая структура: психолог встречается с ребенком 1 раз в неделю по 50 минут, и один раз в месяц делается отдельная встреча с родителями, или же организуется семейная встреча, куда приходят все.


При работе с ребенком психолог применяет весь доступный ему арсенал – песочница, рисование, метафорические карты и т.д. Выбор инструментов зависит от возраста и личных предпочтений. В некоторых случаях достаточно нескольких встреч, иногда требуется более длительная работа.

Задайте вопрос или запишитесь на консультацию
Услуги
Взрослые дети - "я не достоин любви, я во всем виноват"
Бывает так, что родители не готовы взять на себя ответственность за своих детей. Такая "неготовность" может проявляться по-разному. Например, родители обеспечивают формальную заботу, то есть ребенок обут, одет, здоров. Если не здоров, его водят по врачам и пытаются вылечить. Но на эмоциональную заботу о ребёнке родители не способны, то есть со своими внутренними проблемами ему приходиться разбираться самостоятельно. А бывает и так, что родители, например, и на формальную ответственность способны только частично, то есть обут, одет и считается, что здоров, даже если есть существенные признаки нездоровья. Ну и конечно, есть родители, которые совсем не могут быть родителями. У любого типа таких мам и пап обычно в той или иной степени присутствует и неспособность позаботиться о самих себе и решать возникающие проблемы.

Что тогда происходит с ребёнком?
Ему приходится очень рано стать взрослым, зачастую единственным взрослым в семье. Такой маленький взрослый нагружается ответственностью за такие вещи, за которые он по возрасту никак отвечать не может. Например, за здоровье и благополучие младшего брата или сестры, за настроение папы и мамы, и так далее. Вместе с этой чрезмерной ответственностью приходит еще и огромное чувство вины, потому что ребёнок чувствует, что до конца никогда не сможет справиться с этими задачами, просто потому что он еще слишком мал. Но этот последний факт он тоже еще не может осознать. У таких девочек и мальчиков с детства формируется чувство собственной "плохости". И это очень сложно поддаётся исправлению, из-за того, что обычно весь последующий опыт только подтверждает предыдущий. Имея базовый опыт, когда они должны за все отвечать, а с остальных "взятки гладки", потому что просто у папы был такой характер, а маме приходилось много работать, просто в стране была такая обстановка, они притягивают к себе довольно инфантильных людей, нуждающихся в заботе и часто неспособных взять на себя ответственность за свою жизнь. Естественно, рано или поздно наступает разочарование, так как такие люди не только не готовы к ответной заботе, но испытывают проблемы даже с чувством благодарности.

Если резюмировать, отсутствие полноценно выполненной родительской функции разрушает процесс нормального развития ребенка. Дальше ребенок начинает разрушать себя сам. Он чувствует себя плохим, недостойным любви и хорошего отношения, часто обрастает рядом психосоматических заболеваний. А дальше его продолжают разрушать отношения с людьми, которые его используют, и которые не способны оценить его положительный вклад в их жизнь. Круг замыкается, и человек продолжает разрушать себя сам, так как ему становится очевидно, что с ним что-то не так. Хотя многие видят, что объективно он лучше, честнее и порядочнее, чем другие люди, у которых и семьи есть, и с работой все складывается.

Часто такие взрослые мальчики и девочки в итоге занимают руководящие или просто суперответственные должности, например становятся врачами. Но очень редко их труд оплачивается так, как должен. Если им везет, и у них появляется семья, там их могут не ценить и считать, что они слишком давят.

К сожалению, такая преждевременная взрослость пронизывает всю личность человека, и требуется много усилий для того, чтобы это изменить. Поэтому очень хочется попросить родителей, которые чувствуют, что не могут быть полноценными родителями своим детям, обратиться к психологам. Ведь они передают бомбу замедленного действия на многие поколения вперед.

Узнали себя или своих близких? Обратитесь к психологам LightHouse. Мы работаем с этой формой разрушительного поведения и готовы помочь.
Сексуальная дисгармония
Сексуальное общение - это область взаимодействия, где залогом успеха и взаимной радости друг от друга является способность каждого партнёра быть самим собой и способность принять другого таким, какой он есть. Это квинтессенция близости, её проявление на физическом уровне. А все вопросы близости связаны с максимальной уязвимостью и ранимостью. Поэтому так часто именно в этой сфере возникают недомолвки, несовпадения и даже нарушения.

Сексуальная дисгармония - понятие очень широкое. Когда к нам обращаются клиенты, их запрос на первой встрече звучит обычно так "что-то у нас не складывается с сексом". И за этой фразой может прятаться практически все, что угодно. Есть несколько моментов, которые нужно различать, для того, чтобы разобраться с этой стороной совместной жизни. Очень часто неудовлетворенность при сексуальном взаимодействии тесно связана с тем, что происходит в отношениях в целом. Можно даже сказать, что дисгармония в сексе, если её не было, а потом вдруг появилась, является симптомом того, что разладились сами отношения, и сейчас царит недопонимание. Проблема может ещё даже в мысли не оформилось, а в сексе уже она ощущается.

Обычно все начинается с пропажи влечения друг к другу у обоих партнёров или только у одного. Или же с появления холодности при интимном общении. Бывает также дисгармония с самого начала, когда партнёр очень нравится во всех своих других проявлениях, но в сексе какая-то несовместимость. В этом случае причина может быть в характере отношений и в индивидуальной истории одного из партнёров. В нашей культуре все ещё не приняты свободные разговоры о предпочтениях в сексе, даже между любящими и принимающими друг друга людьми, и паре бывает очень трудно поговорить о том, что кому не нравится и что бы кому хотелось. Не стоит отчаиваться, если вы столкнулись с сексуальной дисгармонией. С помощью тактичного психолога скованность и закрытость этой темы снимается, и, при обоюдном желании, гармония восстанавливается.
Неуважение между партнерами
Встречается много форм проявления неуважения друг к другу в семейных или парных отношениях. Иногда эти формы как бы маскируются под что-то другое. Самые хитрые и стойкие прячутся под видом заботы или любви, с ними бороться сложнее всего. Обычно в таких случаях звучат фразы вроде "Я же добра тебе хочу!", "Ты без меня пропадешь! ", или даже "Да кому ты кроме меня нужна!".

Мы привыкли понимать под неуважением его крайние формы, например, когда супруги могут оскорблять друг друга, делать язвительные замечания в присутствии посторонних, всячески унижать друг друга. Однако, спектр неуважения намного шире. Если посмотреть на само слово "уважение", можно увидеть, что оно намекает нам на важность, на значение другого человека. Уважать - значит считать другого человека равным себе, признавать его право быть другим, отличным от тебя, и при этом позволять ему быть ценным и значимым для тебя. Поэтому практически любое давление, которое оказывается в семье друг на друга, можно считать проявлением неуважения. Но и отстаивание своих интересов невозможно без давления на других людей. И выходит, что сохраняя свои границы и чувство собственного достоинства, мы можем проявить неуважение к желаниям и чувствам других. Таким образом мы подходим к одному из самых важных вопросов в семье и в жизни в целом - к вопросу границ. Где начинаюсь и заканчиваюсь "Я", и где начинается и заканчивается мой любимый человек?

Чем ближе между людьми отношения, тем большая неразбериха начинает происходить с границами: "Он любит меня, поэтому он должен понять, что мне нужна была шуба", "Если она любит меня, она должна понимать, что по субботам я встречаюсь с друзьями в баре", "Мой муж, как и я, обожает ездить к моим родителям на дачу", "Моя жена не любит краситься, покупать новую одежду и привлекать к себе внимание, ей это совершенно не нужно". При нормально выстроенных границах конфликты интересов, неминуемо возникающие в любых отношениях, решаются намного проще и даже обогащают партнёров новыми знаниями друг о друге.
Проблемы пары в период самоизоляции
Что происходит?
Не претендуя на всеохватность описания, попробуем,выделить несколько общих часто встречающихся факторов.

1) Некуда бежать. Некуда переключиться, а кому-то просто и физически уйти некуда – если люди живут в однокомнатной квартире или студии, или просто количество комнат меньше, чем количество жильцов, и нет ни одной, где можно уединиться. В обычное время можно было уйти на работу, пойти в гости, погулять побольше и т.п.. Сейчас же ты вынужден находиться «на глазах» у партнёра с самыми разными своими чувствами и проявлениями их, со всеми своими разными желаниями, как более важными и постоянными, так и мимолётными, но, возможно и ярко проявляющимися. С теми чувствами, которые ты мог раньше сдержать, перенаправить, то есть по факту - спрятать. Нам же так важно выглядеть как можно лучше, достойнее, особенно перед значимым для тебя человеком.

2) Финансовые и бытовые сложности. Многие сейчас либо остались без работы, либо испытывают непривычные материальные сложности, вынуждены отказывать себе в привычном образе жизни, или, уж как минимум начинают определённо предполагать ухудшение своего финансового благополучия.

3) Нехватка объективной информации, неуверенность в её достоверности. При этом изобилие информации противоречивой и крайне эмоционально заряженной. И это на фоне нарастающего, а зачастую ещё и искусственно нагнетаемого СМИ страха за здоровье, своё и близких, по сути – базового страха смерти. Всё это способствует увеличению

4) чувства неуверенности от неопределённости будущего, нарастанию страха, тревоги. Что является твоей ответственностью, что ты можешь, а что не можешь сделать в этой ситуации? Непонятно. Страх и гнев «идут рука об руку» в данных обстоятельствах. И, пожалуй, теперь это касается как тех, кто склонен брать на себя много ответственности, так и тех, кто привык перекладывать ответственность на других и зачастую сейчас недоволен тем, что его потребности не удовлетворяются в привычной степени.

5) Напряжение от столкновения с комплексом всех этих проблем приводит к усталости. От усталости - повышенная чувствительность, раздражительность к тому, на что раньше, возможно и не среагировал.

По сути, как всегда, при столкновении со стрессом (а тем более столь мощным), у нас включаются те или иные психологические защиты, необходимые нам, чтобы психика просто выдержала стресс: одни впадают в панику, другие – в апатию, третьи в бешенство. Подробнее о психологических защитах – в другой статье.

6) Нехватка близкого общения, неестественность общения. Нечто трудно описываемое есть в личном контакте, не искажённом текстом, телефоном, и даже видеосвязью при всех её самых лучших преимуществах. Общение с себе подобными – это наша потребность сродни потребностям в дыхании, питье, пище. Я уж не говорю, что отрезанный от взаимодействия с разными людьми человек не может создавать и поддерживать адекватную самооценку. Она будет всегда под доминирующим влиянием его иллюзий, фантазий, представлений или же сильно зависеть от того, в каком сейчас состоянии Ваш партнёр. А он не может быть круглосуточно идеален, доступен и готов удовлетворить все наши «рекламные фантазии». Хуже того: у него есть ещё и свой «список фантазий».

7) Необходимость обучения непривычному. Известный парадокс: хорошо там, где нас нет. Теряя даже элементарные, привычные вещи мы ощущаем их как особенно необходимые. А учиться чему-то новому, жить как-то иначе, да ещё и на фоне всего вышеописанного…

Есть то, что мы можем изменить, а есть то, что не можем. Самоизоляция, коронавирус, мировой финансовый кризис, политические сложности – это уже реальность. Влиять на них, похоже, большинство из нас не очень-то способно. Как и наличие всех обусловленных этими обстоятельствами проблем. Но это то, что снаружи нас. А есть причины стресса, которые внутри нас, внутри пары, внутри её участников:

1) Искажённая самооценка партнёров, эгоцентризм. Поясню, что речь идёт не об эгоизме как оценочной характеристике, а об эгоцентризме, в который склонен впадать человек, когда ему плохо, трудно. Это состояние ребёнка, когда нам начинает вдруг казаться, что весь мир вращается вокруг нас и подчинён нам. О самооценке я говорил чуть выше.

2) Неопределённость границ, определения и распределения ответственностей в паре. Под «границами» я подразумеваю очень много разных тем: это и границы того, кто чем занимается в семье, это границы того, когда и как кто отдыхает, восстанавливается, это возможно и территориальные границы, границы финансов, границы того, что приемлимо или неприемлемо говорить или делать в паре кому-то одному или обоим…

3) Нереалистичные ожидания. Чем меньше говорим, но фантазируем о другом, ожидая, что он сам догадается, тем тяжелее будет партнёрам. И наоборот.

4) Неумение просить партнёра о помощи. Сказать близкому о том, что тебе нужно обычно страшно. Во-первых, это просто непривычно было в той семье, где человек вырос. Во-вторых, это же значит взять ответственность за свои желания, ведь другой может и отказать, и что тогда делать? Ведь желание-то моё? Обязан ли другой удовлетворять его? А кроме того, ведь этот другой может ещё и… согласиться! И вдруг тогда я буду ему чем-то обязан?.. Здесь же стоит упомянуть такие личностные проблемы, как

5) недостаток навыков регуляции своих собственных состояний, неумение выдерживать напряжение,

6) нехватка навыков ведения спора, неумение договариваться

Весь вопрос – в отношении. Мы не можем изменить реальность так, как нам хочется, мы не можем изменить другого, но мы можем изменить своё отношение и к себе, и к другому, и к миру. Объективные сложности в реальности, конечно, усиливают действие личностных причин. А какие у нас варианты? Или участники продолжают страдать вместе, или расстаются, или… учатся тому, что им необходимо.

Что можно сделать партнёрам.

1) Приоритеты. Именно первоочерёдной задачей мне представляется определиться в каждом конфликте с партнёром: как моё поведение, моё отношение здесь и сейчас к происходящему помогает нашему союзу? И что можно сейчас сделать максимально лучшее из возможного? Мы словно периодически забываем, что главный из нас – это мы.

2) Саморегуляция. Обращение за помощью. Конечно, здорово, когда близкий может помочь мне, но, вообще-то, как я уже упоминал, не факт, что он будет способен. И мои чувства, состояния - это ответственность. А если мне так не повезло, что в детстве меня не научили, как справляться со своими чувствами, а то ещё и травмировали неудачным воспитанием – теперь у меня как у взрослого есть новые возможности. Я могу обращаться за помощью к тем, кто обладает соответствующими знаниями и навыками. Например, к психологу. А методик и направлений – невероятное множество, только выбирай! Но не только! Необходимо также

3) Общение с друзьями, приятелями, разными людьми, помимо Вашего партнёра. Это и даст Вам необходимую поддержку, понимание, возможность воспользоваться чужим опытом. А ещё это снизит остроту переживаний от взаимодействия с партнёром, он перестанет быть столь стрессобразующим в Ваших глазах, возможно Вы убедитесь, что не он всё же руководит этим миром!

4) Непредубеждённость и готовность к действиям. Как я уже говорил, скайп-общение или телефонная связь – вещи искусственные. Но, простите, когда человек, травмировав ноги опирается на костыли, он, всё же ходит. А без костылей он просто заработает пролежни и ничего более. В наших обстоятельствах необходимо использование тех видов поддержки, которые доступны «по максимуму».

5) Постепенные договорённости с партнёром, определение и распределение ответственностей. Если раньше можно было их не определять, то живя так много рядом, будучи так близко, их придётся определять, потому что мы – разные. Впрочем, для разных пар актуальность тех или иных границ тоже будет разная. Критерий успеха здесь – соотношение удовлетворённости потребностей партнёров и минимального количества конфликтов, которые быстро и успешно разрешаются (совсем без них, боюсь, что просто невозможно).

6) «Технические» приёмы: разделение задач на более мелкие. Регулярные обсуждения, корректировка границ, тестирование реальности. Позволю себе просто перечислить то, что лучше бы объяснил психолог на консультации. Во-первых потому, что долго. А, во-вторых – без толку. Если в Вашем союзе этого нет и не было, этому надо обучать, рассказать недостаточно.

7) Делать «как будто». Одна из психологических защит – интеллектуализация, такой поиск рационального как бы объяснения своего деструктивного поведения. «А вдруг не поможет? А какие доказательства, что стоит пробовать? А вдруг мне не понравится?» и т. п., и т. д. Особенно часто включается у нас, когда не хочется признаваться себе в том, что мне просто страшно или сложно и т.п. Выход тут простой: делай так, как будто уже веришь. Представь, что ты уже получил доказательства.

8) Напоследок хочется сказать, что эти навыки, которые я тут перечислил, как и те, которые не успел в любом случае необходимо… реализовывать, воплощать в жизнь, причём регулярно. Просто их прочитать и узнать будет бессмысленно. Но, если Вы определились с приоритетами, и семья, союз Вам нужны – у Вас неизбежно получится. Возможность делать свой выбор у нас никто не отнимет, даже если захочет. Впрочем, и сами не сможем избежать его, поскольку, как говорил А.Маслоу, единственная свобода, на которую мы обречены – это свобода выбора.
Психотерапия в LightHouse
Для начала, стоит сказать, что лечение зависимости – это не избавление от привычки. Это изменение жизни. Нельзя просто перестать употреблять и жить дальше, оставаясь тем же самым человеком и ведя ту же самую жизнь. В процессе лечения неотвратимо меняется поведение и окружение, образ мышления и личность. В некоторых случаях кардинально. В лечении зависимости нет слова «должен», есть слова «хочу» и «делаю выбор».

Методика Вадима Петрова позволяет:


  • понять, почему возникла хим.зависимость;
  • получить все необходимые инструменты, для того, чтобы совладать с проблемой;
  • сформировать новое мировоззрение, в котором есть место для успеха в работе и в любви;
  • приобрести принципиально новые навыки поведения, которые помогут держать баланс между внутренними потребностями и требованиями окружающего мира.

Программа терапии включает прохождение этапов, каждый из которых направлен на избавление проблем или «системных ошибок» психики:

1. Отрицание, как симптом болезни химическая зависимость. Привычные устоявшиеся установки, мешающие больному в полной мере увидеть свою болезнь, а значит быть готовым к полноценному лечению.

2. Анозогнозия. Неспособность к осознанию последствий болезни. «У меня всё в порядке» или «у меня всё не так уж плохо».

3. Отсутствие или серьёзное ухудшение навыков рефлексии - непонимание своих чувств. Неспособность разделять чувства, мысли и действия, соответственно склонность к импульсивным поступкам.

4. Страх оценки в сочетании с преувеличенным желанием восхищения окружающих.

5. Преувеличенные, искажённые ожидания от себя и окружающих.

Пример: «психолог так надеется на меня, так старается, а мне так плохо, наверное, я плохо стараюсь, я плохой, поэтому мне не стоит работать с ним, зачем его расстраивать?». Такая позиция «помогает» избегать мыслей о том, что сильнее всего изменения нужны самому зависимому, что плохо ему самому, а не психологу.

6. Отсутствие навыков обращения за помощью там и тогда, где и когда это уместно.
  • «Я боюсь, что психолог меня будет ругать, обидится, запретит, а потому ничего ему не скажу, а просто не буду с ним продолжать работу, а ему скажу, что всё хорошо, спасибо – до свидания». Или:
  • «Я же знаю, что психолог мне скажет, я заранее уверен, что мне это не поможет, поэтому даже и пытаться не буду, у меня будут свои тайны». При этом, когда эти «свои тайны» приведут к срыву или другим последствиям, зависимый склонен либо думать
  • «Теперь так стыдно перед психологом, что я к нему не буду обращаться уже из-за стыда за своё враньё», либо «а какая связь того, что я не говорил чего-то психологу и того, что мне стало хуже? Мне бы всё равно стало хуже…».

7. Инфантильные установки по отношению как к своим близким, так и к психологу. Склонность переносить ответственность на кого-либо, кроме себя.Надежда на лёгкий и быстрый результат.

8. Трудности в перенесении необходимого для изменений дискомфорта, напряжения.

9. Необходимость работать с последствиями болезни, а чаще всего это:

  • опасности для жизни;
  • проблемы (конфликты, отсутствие доверия) с родителями;
  • проблемы (конфликты, отсутствие доверия, авторитета, нарушения в сексуальной жизни) с супругом;
  • отсутствие авторитета и доверия со стороны детей;
  • проблемы со здоровьем;
  • проблемы в карьере (недоверие, недовольство поведением зависимого со стороны партнёров, начальства, клиентов);
  • проблемы с друзьями (конфликты, отсутствие доверия, уважения, авторитета)
  • проблемы в финансовой сфере;
  • проблемы с законом и органами правопорядка и т.п.

10. Завышенные ожидания со стороны окружения к зависимому. Супругу, родителям часто кажется:
  • «ну он же протрезвел – теперь всё в порядке, пусть работает как можно больше»;
  • «раз трезвый, почему такой раздражительный? Лучше бы пил и курил»
  • «ну неужели нам тоже надо менять своё поведение, отношение к происходящему в семье? Пускай он меняется, он же зависимый!»

11. Соответственно, могут возникнуть прямые провокации к употреблению со стороны близких, которые не хотят меняться: настаивание на том, чтобы зависимый присутствовал при употреблении ВИС, работал как работоголик.

12. Провокации со стороны знакомых по употреблению

13. Непонимание своих «границ» во всех сферах общения. Они проговариваются и прописываются в контракте психолога и зависимого, но некоторые из них могут обсуждаться, дополняться, уточняться. При столкновении с «границами» со стороны психолога – сложно принять их, склонность либо убегать от общения вовсе, либо попытаться проверить «границы» психолога на прочность. Сложность принять тот факт, что другой человек, в т.ч. психолог может уважать зависимого как личность, но при этом чётко отстаивать свои «границы» в общении с ним. И это будет для зависимого неизбежно дискомфортно.

Чтобы успешно проработать все эти проблемы, мы предлагаем следующую схему психотерапии.

Структура программы 1 месяца работы:

1. На ознакомительной встрече определяется график индивидуальных встреч, телефонных звонков, групповой психотерапии, в которой будет участвовать химически зависимый в процессе работы.

2. 1-2 раза в неделю (в соответствии с заранее оговоренным расписанием) психологом предоставляется консультативная и психокоррекционная помощь при личной встрече в офисе центра;

3. 2-3 телефонных консультации утром, днем и вечером, для обеспечения максимальной поддержки;

4. дополнительные консультации по телефону, в случае необходимости;

5. снабжение специальными материалами (литература, аудио и видео);

6. письменные задание и обратная связь по их результатам;

7. помощь в заключении семейного соглашения с родственниками, участвующими в процессе выздоровления;

8. организация и проведение, при необходимости и готовности клиента, совместных семейных консультаций,

9. участие в коррекционной группе по профилактике срывов



Остались вопросы? Задайте их нам!
Основатель Центра Вадим Петров
Поскольку такого рода проблемы могут возникать у людей всех возрастов, и для каждого клиента будет эффективен определенный метод работы, так как универсальных подходов не существует, с нашим центром сотрудничает целый ряд разноплановых специалистов.
Мы являемся психологическим сообществом, командой специалистов, которые объединились для оказания помощи клиентам во всех сферах, связанных с деструктивным поведением. Основными направлениями нашей работы являются проблемы, связанные с любыми видами зависимости и созависимости, все формы токсичных отношений. По сути, наш профиль — это все, что связано с саморазрушающим поведением.

О центре LightHouse

Бесплатная консультация:
После заполнения Вы получите PDF-файл
с Напутствием и Базовыми рекомендациями
Отправляя форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.